Грибное безмолвие

Пройдут тысячи лет, мы взлетим в небеса
И раздвинем границы космоса в чернь.
Но останутся те и пребудут всегда,
Кто зелёных границ не покинет Земли.
Кто родившись на ней, не взглянёт никогда
Дальше смерти своей, за отпущенный век.
И боясь оторваться хотя бы на миг,
От опоры, что зыбко лежит под ногами,
Словно червь, будут яблоко лет своих грызть,
Не по дням умирая, старея часами.
Но есть и такие, кто ниже травы,
Но чьи мысли и души всегда с облаками,
Чьи мечты, покидая микромиры,
Мегакосм бороздят, по звёздам шагая.
Чёрных дыр отпечатки милей своей тени,
Как фонтаны, потоки фотонов из дюз…
От Земли отрываясь, пустоту прорезая,
Космоса рвём ледяной абсолют.
Холод нас убивает в разбитых ракетах,
В одиночестве сходим с ума и седеем.
Но вот поколения мечтателей новых
Вновь покидают миры обжитые.
Не сторон света, направления – любые.
Ширятся к звёздам человека потомки,
И, может, ставши вовсе другими,
В мыслях остались такими, как прежде.
Эры изменят нас внешне, но мыслями
Будем похожи, как братья родные.
Те, кто на Земле не останутся,
Время обгонят в просторах вселенной.



[голосом Леонида Володарского]
Люк Скунсон,
Мукалтин энтертеймент,
Джино и Викторио продакшн
В содружестве с ОФРП филмз

Представляют новую остросюжетную повесть, основанную на реальных событиях

Грибное безмолвие.

В ходе написания повести пострадали грибы, ягоды и люди, покалечено несколько мотоциклов.

В одной далёкой-далёкой галактике, за границей миров в созвездии Фунги Центавра, у звезды, представляющей из себя голубого карлика с кодовым названием Онего-6, имелись две небольшие планетки, населённые свирепыми грибами. Планетки были так малы, что имели только буквенное обозначение в звёздных картах. Это были ППО и ЖГ. Вот в эту маленькую планетную систему и собрались странники со всех концов вселенной. Добирались они кто на чём из разных миров, преодолевая расстояния во многие сотни парсеков. Здесь были и опытные охотники, и юные подаваны, мужчины и женщины. И объединяло их одно – это желание поохотиться на грибы. Время кровавой жатвы приближалось, время дикое, безрассудное. И бессмысленное. Все знали, что грибы полностью уничтожить невозможно. Грибы тихо умирали семьями, но выжившие мстили. И мстили жестоко…


В надежде добраться до Онеги до захода солнца, я стартовал пораньше, и в пять часов утра уже пересёк МКАД по Ярославскому шоссе. Первые часа четыре ехал очень бодро и вскоре добрался до Вологды.
Где-то после Ярославля при обгоне машины, мотоцикл как бы потерял мощность, но не заглох. Потом всё нормализовалось. Уже после Кириллова заправился на какой-то заправке. Отъехал км 10, и мотоцикл совсем перестал ехать. Больше 40 км/ч не разгонялся. Остановился на обочине. Подумал, что бензин плохой и решил поменять свечу зажигания. Подъехали мотоциклисты и предложили помощь. Быстро снял сидение и бак. Добрался до свечи и кое-как её выкрутил. Там всё нормально. Поставил другую, ничего не изменилось. Тогда снял гравицапу. В поплавковой камере обнаружил мусор, главный жиклёр был забит крупной сориной. Почистил, продул, поставил обратно. Заработало. Народ поехал дальше, а я собрал всё обратно и помчался вдогонку.
Ехал со скоростью около 125 км/ч. Через некоторое время стал замечать, что мотоцикл как-то странно раскачивается на дороге. При снижении скорости выравнивается. В один прекрасный момент заметил, что передняя покрышка совсем сдулась. Повернул в сторону обочины достаточно резко. Покрышка свалилась на сторону от поворота, и я почти лёг на правый бок. Поднял с трудом мотоцикл, повернув влево. Теперь уже почти лёг на левый бок. Так несколько раз почти по всей ширине дороги. Хорошо, что в тот момент там никого не было. Покрышка отошла от обода, но не разбортировалась. В итоге остановился у правой обочины, так и не упав. Поставив мотоцикл на подножку, побежал в лес помедитировать и избавиться от последствий испуга. Потом занялся ремонтом. Подпёр мотоцикл ручным насосом. Снял колесо, заменил камеру. Пока бортировал покрышку, обратил внимание на то, что у правого ботинка отваливается подошва. Обидно, да! Надеюсь, он доживёт до конца охоты. Установил колесо на место и, вынув насос из-под мотоцикла, стал накачивать камеру. Край покрышки долго не хотел вставать на место. Решил намазать его маслом. Вынул щуп и стал капать с него маслом на проблемный участок. Долго и не эффективно. Пошёл поискать канистру из-под масла в кювете. В них всегда остаётся достаточно масла на такие манипуляции. Обнаружил литровую канистру из-под MOBILа. В канистре было что-то тяжёлое. Открыл и обнаружил там светодиодный фонарь. Хорошая добыча. Имеющегося внутри масла хватило для смазки обода. С тридесятой попытки покрышка всё же встала на место.


Итого на ремонт колеса и чистку карбюратора я потратил около трёх часов. Не видать мне сегодня заката на Онеге.
Уже в сумерках добрался до Шальского. По берегу доехал до места и застрял в песке при въезде на бугор. Никто не заметил моего приезда и не вышел помочь. Пришлось в полной темноте корячиться одному. Забравшись на бугор, обнаружил отсутствие канистры с бензином. Вот она месть грибов. Они уже начали своё грязное дело. Отсутствие канистры меня сильно расстроило. Причём, не жаль самого бензина и тары, обиден сам факт череды неудач. А потеря канистры просто последняя капля в море.
Время около 20 часов, но не видно ни зги. По лагерю раздаются пьяные вопли под звуки насилуемой гитары. Разбил свой бивуак, вокруг установил ловушки и пометил территорию. Прошвырнулся по соседним становищам с визитами уважения. Откушал чаю и пошёл спать. Как говорили туристы древних цивилизаций: “Будет утро, будет налито”.


Ночью шёл дождик, но не сильный. В палатку не натекло. А грибам хорошо, растут себе, мысли думают.
Утро и вправду оказалось приятным. Нашёл человека-лекарство, человека-пингвина, человека-водяного охотника, человека-грузовика и всех-всех-всех. Сплошной Готем-сити. Кругом охотники готовились к вылазке в недружелюбные грибные логова. Прошёлся по лагерям. Покормился то тут, то там, и нервы пришли в порядок. Встретил Вовчика. Его явно покусали дикие ядовитые грибы. От токсина часть тела, содержащая мозг и глаза, изменила цвет на фиолетовый и изменилась в размерах в большую сторону. Но охотник не потерял бодрость духа и выводил токсины по старинному рецепту, а именно огненной водой.











Потом поменял лысую покрышку на “злую”, - нам с Мукалтином предстоит посещение моих любимых болот с грязью.
Днём пришло время охоты. С одной из моих спасительниц на дороге, Марией (Golden FiSHka) пошёл за грибами и ягодами. Охота оказалась удачной, а Мария знатной охотницей. Набрали пять литров брусники и корзину грибов, белых, подберёзовиков и подосиновиков. Зачистили от грибов целый сектор леса.
Маша рассказала, как она одна ездит на мотоцикле по Европе. Я прямо весь проникся уважением, и моя уверенность в некоторой женской ограниченности сильнейшим образом пошатнулась.
По возвращению из леса, приготовил ужин. Сварил рис с тушками грибов и положил туда рыбных консервов. Приправил варево всяческими специями. Угостил кормом народ. Мария оценила моё творение положительно.








Человек-грузовик (Камаз) притащил кальян и стал над ним проделывать магические пассы. Над столом, в лагере Бороды и его экипажа, разнёсся аромат табака с фруктами. Сознание окружающих опутала пелена грёз.
До поздней ночи бродил по разным лагерям, развлекался. Рано ложиться спать нет смысла. Мы здесь до понедельника.


В двух спальниках спиться замечательно. Да только много выпитого на ночь чая портит всё дело. А расходящаяся на палатке молния всё усугубляет.
Наутро народ засобирался по домам. Остающимся отъезжающие натаскали всякой еды и ништяков.
Мария загрузила кофр своего BMW трупами добытых грибов и ягодами.


Когда все разъехались, я приготовил обед. Поскольку Мукалтин панически боится грибов, добавлять их в пищу я не стал. Пришлось поститься тушёнкой и овощами.
Погода стоит отменная. Ветра совсем нет, вода в озере спокойная, ясно.












Невдалеке за бугорком расположились лагерем владельцы боевых кавасак во главе с Кузьмичём. Там и провёл начало ночи под дружеское ржание.


Проснувшись, наскоро позавтракал бутербродами и чаем с печенюшками. Скоренько же собрался и пошёл навестить жителя аптечных полок, Мукалтина. Он находился в стадии утреннего расслабона и неспешно собирался часа, эдак, три.
Наконец-то поехали. Должны были из Шальского короткой дорогой ехать до Вытегры, да на выезде с пляжа растерялись. Когда ехал по прибрежному песку, недалеко от лагеря нашёл свою канистру из-под бензина уже без пробки и содержимого. Чуть-чуть не довёз. Всплакнул над ней, матернулся… да помчался догонять Колю. А он куда-то пропал. Я уже начал костить его почём зря. Через некоторое время он нарисовался. Дружной толпой по очень хорошему грейдеру поехали в сторону Вытегры. Там мы с Колей заправились и поехали в сторону местечка Мегре, а от него в болота.
Как ни странно, я достаточно уверенно перемещался в болоте, а Коля пару раз засел и упал. Пришлось его вытаскивать. Я опять весь перепачкался в грязи, но на сей раз не по своей вине.


Грибов в тех краях видимо невидимо. Почти одни подосиновики. Местами они росли словно опята, целыми кучками. Мукалтин их пугался и презрительно обходил стороной. Я же их вырезал целыми семьями и устраивал фотосессию с их трупами.







До темна нам не удалось найти пристойного места для ночёвки. Пришлось ехать в полной темноте по лесовозным дорожкам. Около местечка Пяжелка, встали на ночь у речки. Последние полтора часа я ворчал и ругался и продолжал ворчать уже в лагере. Я весь день не ел и не пил, весь промок и замёрз. А в довершение всего банка с бензином прохудилась и сильно текла. Я это заметил, когда стоял на дороге у съезда к реке, пока Коля подбирал место. Быстро отвязать пятилитровую банку не получилось. Весь крепёж был сильно заляпан жидкой грязью и пропитан бензином. Я перепачкал руки и провонял топливом. Удалось спасти около 2-3 литров горючего. Откатив мотоцикл в сторону, от расстройства я поджёг образовавшуюся бензиновую лужу. Немного отпустило.
Съехал с дороги на найденное место. Поставил палатку, забрался в неё, снял всё мокрое и накрылся тёплым спальником. Коля, приготовив что-то поесть и чай, позвал меня. Мучила жажда, но вылезать на холод и одевать всё мокрое не хотелось. Отогревшись, окончательно разделся, и забрался уже внутрь обоих спальников и уснул. Просыпался только от звуков дождя.



Наутро было пасмурно и сыро. Развели костёр, приготовили целую кастрюлю супа и кастрюлю чая. Первым делом я утолил жажду. Не спеша сожрали весь суп. Точнее его почти весь съел я. Коля просушил у огня свои вещи. Я ботинки и штаны сушил на себе. Постепенно погода наладилась. Стало проглядывать и пригревать солнце. В половине второго тронулись дальше.






Весь день ехали по хорошим грейдерам и по асфальту. В Борисово-Судском заправились. Остановились купить сладких булок и кефира. Ценник на булки приятно удивил, от шести до пятнадцати рублей. Вдохновлённый этим, я набрал их целый мешок. Откушали их и поехали в сторону Чагоды. После ночного дождика на грейдере были небольшие лужи, но зато не было пыли.




Поскольку день близился к концу, стали искать место для ночлега. По ощущениям, где-то рядом должна быть речка. Вскоре Коля нашёл хорошую полянку у небольшой речки. Место ровное, сухое. Много дров и есть большое костровище. Грибов и здесь предостаточно. Пока не стемнело, поставили палатки, и я приготовил ужин. Мукалтин набрал зрелых плодов шиповника, и я заварил с ними чай.








Над нами всё время летят косяки гусей. Они летят даже ночью. Их уже не видно, но крики их слышны с неба. А небо нынче ясное, видно множество звёзд. Может статься, что ночь будет холодной.



Ночь действительно была прохладной. Проснувшись, согрели вчерашний суп, заварили чай. Коля вновь набрал шиповника, и я его взял с собой.
Быстро собрались и поехали дальше. Грейдер всё также влажен и не пылит.


Потом вышли на асфальт. Дорожки проходят по лесу и трафик на них очень невелик.
Вокруг вовсю живописует осень жёлто-рыже–красными мазками на фоне тёмно зелёной хвои.
Проехали Валдай, пересекли ленинградскую трассу и направились в сторону Демянска. Где-то в этих краях едем мы по какому-то уездному городишке. Дорога резко поворачивает направо. Мы тоже делаем резкий поворот и сразу за поворотом на тротуаре по правую руку видим шикарный вид: идёт девушка в шортиках и лёгком платье и её круглые булки и голые ноги – первое, что бросалось в глаза мимо едущих. Я чуть с мотоцикла не упал, так это было неожиданно.
На заправке около трассы Мукалтин уронил мотоцикл и разбил зеркало. Озяб, видно. Коля вёл нас к известному ему месту на реке. А место то оказалось весьма приятным. Столики с лавками на высоком берегу, вокруг смешанный лес, грибы, опять же. Успели на место как раз до сумерек. Я натаскал дров, поставили палатки, выложили на стол снедь, и принялись за готовку ужина. Пока готовился ужин, для затравки приняли сала со свежим чесноком. И питательно, и полезно. И вообще, чесночный выхлоп способен отогнать духов злых грибов.









Днём ехали быстро, так как в основном это был асфальт или очень ровный грейдер. Расход у Мукалтинова мотоцикла чуть ли не больше моего. А всё потому, что он поставил слишком большую заднюю звезду.
Ночью было пасмурно, а потому тепло.



Встали утром пораньше. Позавтракали и стали собираться. Когда мазал цепь волшебным Мукалтиновым эликсиром, заметил, что болтается колесо. Стали сильно люфтить подшипники ступицы. А новые у меня есть с собой. Подручными средствами изъяли старые подшипники и бросили их в костёр. Поставил новые подшипники, домазал цепь и в путь.








Проехали Старую Руссу. Мне город понравился, много зелени, парки кругом. По свежеположенному асфальту добрались до местечка Цапелька. Там затарились провиантом. У магазина же и перекусили. Погода наладилась, светит солнце. Немного проехав по асфальту, свернули в лес на лесовозные дорожки и просёлочные грунтовки. Ведомые Человеком-Лекарством по только одному ему известным дорогам, ехали мы по живописному хвойному лесу. Где-то быстро, на кочках не очень. Встретилось нам по пути чудо чудное, диво дивное. Едет Иж, на нём мужик и баба, а за рулём маленькая собачонка. Стоит на баке и на нас лает. А всё грибы виноваты.


Приехали на место и никого не обнаружили. Коля стал звонить Виктору. Тот говорит, что народ уже на месте. Пока он звонит, слышу крики из леса. Народ, оказывается, стоит чуть поодаль, метрах в 150 за бугорком. Переместились туда. Нас встретили бывалые охотники и головорезы. Сразу похвалились свежими тушами грибов. Исключительно белых.
Поставили палатки на высотке. Угостились картошкой с курочкой, чаем. Мукалтин разговелся спиртным. Я всю дорогу держал его в узде и не давал пить, по крайней мере, он так сказал окружающим. Надо сказать, что это пошло ему на пользу, он порозовел и поправился.
После перекуса я отправился на ловлю грибов. Места их выпаса я запомнил ещё с прошлых раз. Я прикинулся грибом, стал думать, как гриб, чувствовать, как гриб, любое место среди леса оценивал на пригодность с точки зрения гриба. Так нас учили в спецшколе. Охота оказалась удачной. Набрал мешок белых, подберёзовиков и подосиновиков.












К вечеру приехал Виктор, привёз полевую кухню.


С ним была неразлучная его подруга, Алабай Сара Абрамовна. Алабай - это не фамилия, это порода такая. Немного поговорили, да Виктор опять уехал по делам.
Узкой компанией широко посидели за столом. Приготовили совместно картошку с грибным филе. Выпивали и ели. Я наварил своего чая. После Мукалтин принялся рассказывать всякие забавные истории про то, как мы с ним добирались с Онеги до Жидкого Грейдера. Ржали и хихикали. Виноват чай.
Уже далеко за полночь отправился спать.



Ночь выдалась тёплая, но поспать нормально не удалось. Две беды: много чая на ночь и вопли свежеприехавших. Только под утро треш и угар в лагере стих, но чай в организме всё не кончался. Когда чай всё же весь вышел, спать всё равно стало невозможно от воплей уже проснувшихся. Пришлось выходить из палатки на завтрак.
Похмелившись йогуртом с пряниками, отправился за грибами. И снова набрал белых и прочих и пугал ими Мукалтина. Он утверждает, что за то, что я собираю грибы и фотографирую их, они мне мстят и ломают мой мотоцикл, подшипники к примеру.
Днём напросился покататься на квадре. За рулём дама. Страшно, но приятно. Даже сам проехался за рулём. Между делом раздумываю, ехать завтра на покатушку или прикинуться шлангом вялым и отвисеться где-нибудь в лесу с пачкой ворованных пряников. Но что-то мне круглая мышца подсказывает, что сачкануть не удастся. Как говаривали великие: ”Мужик должен быть могуч, вонюч и волосат”. Приходится соответствовать.

















К вечеру Виктор и Джинн приготовили ужин, и народ собрался за столом на дегустацию. Еда вышла отменная. Я уже давно крутился возле кухни с ложкой наготове. Для эстетов и театральных завсегдатаев на стол поставили полуштоф настойки на ягодах. Они её жрали из пластиковых и других стаканов, изящно оттопырив мизинчик.


Ожидаем приезда членов массовки ОФРП. Сектанты где-то в пути. Едут самой короткой и хорошей дорогой.
Встретил много знакомых людей. Потихоньку начинаю запоминать, кто есть кто. Провожу параллели между ником на форумах и лицом.
Всё порывался сходить в баню погреться, да не сложилось. А баня как всегда в кунге ГАЗа-66. А тот в свою очередь, как и всегда, стоит на берегу озера. Кстати, рядом с баней росла берёза, в которой здоровенные шершни устроили тусовку. То ли гнездо у них там, то ли жрали они эту берёзу, но соседство пикантное.



Когда совсем стемнело, появились члены команды ОФРП. Расположились на выделенном для них бугре, и пошли дегустировать ужин из полевой кухни.
А прокатиться завтра предстоит к некоему священнику, живущему вдали от народа. Зовут его отец Роман. Я всё ещё в раздумьях.
Если днём здесь достаточно тепло и, порой, даже жарко, то к ночи становится заметно прохладнее и приходится дефилировать от костра к костру. В этот раз решил ближе к ночи перестать злоупотреблять чаем. Часам к двум ночи пошёл в опочивальню.


С утра пораньше был разбужен гомоном собирающихся в поездку по лесам и болотам. Время ещё раннее и я вполне успею подготовиться к выезду. Сходил в лагерь, разжился пряниками и бутербродами, попил чаю. После скромного завтрака снял с мотоцикла поклажу и подготовился к мероприятию. Два раза присел, три раза отжался и раз пять наклонился. После утомительной зарядки сходил подальше от лагеря в лес пообщаться с любимой елью. Медитация, знаете ли, наше всё. Теперь я готов к свершениям.










Часов в 12, после долгих сборов, выдвинулись шумной толпой. Ехало много квадрациклов и мотоциклов всех мастей. Как потом оказалось, квадрациклисты некоторые сильно мешали движению по узким лесным дорожкам. Будучи неповоротливыми, они ехали впереди групп мотоциклистов и не давали возможности их обойти. А ехать за ними по песку на малой скорости невозможно.
Вскоре после выезда из лагеря добрались до бревенчатой гати покрытой слоем жидкой глины. Сразу образовалась пробка. По брёвнам я шёл хорошо, даже ботинок не испачкал, но вынужден был остановиться. Спереди стоял мотоцикл, KTM. Тронуться он конечно нормально не смог. Обязательно надо дать газу и шлифовать колесом. Проку никакого, за то все находящиеся позади покрыты жидкой грязью. И я в том числе. Меня это сильно разозлило, взяли и испачкали на ровном месте. Сам тронулся легко, в натяг. Тяжёлые и мощные мотоциклы не могут тронуться не буксанув колесом. Да и бешеные кроссмены вечно выпендриваются и лезут без очереди на преодоление очередной грязной лужи. Им-то хорошо, а все позади в грязи из-под колёс. Объяснять что-то, похоже, бесполезно.
Дальше всё нормализовалась, и ехали без затруднений по песчаным лесовозным дорожкам и укатанным грейдерам. Толпа разделилась. Часть осталась позади, передовая группа ушла вперёд. Я присоединился к головной части.
Вскоре влезли в заросли кустов у какого-то небольшого ручья. Наверное, для тренировки, так как был нормальный объезд по лесовозкам. Там в кустах немного попадали и попачкались на брёвнах. В целом ничего ужасного.








Потом снова красивые лесовозные дорожки. Прибившись к головной группе, я бодро мчался к неведомой цели. Начался спец-участок, пошли длинные гати из свежих брёвен вперемешку со мхом. На них нельзя останавливаться, как и рулить или тормозить. Въехал на брёвна и держи курс. При резком газе, сразу срывает заднее колесо и можно упасть, а остановившись очень непросто тронуться. Между гатями моховые болота, но не глубокие. Их МотоВовы обозвал “мохнатками”. По ним я ехал на первой передаче на самом тихом ходу в натяг, даже с мотоцикла не слезал. Тяжёлые мотоциклы и те, кто сильно газовал, проваливались, поднимая за собой гейзеры мха и болотной жижи. Приходилось их доставать.





В компании оторвавшихся вперёд, я добрался до основного препятствия. Это здоровое болото в ширину метров 400 и уходящее влево и вправо заметно больше. Нам надо его пересечь. Осложняли задачу прошедшие неделю назад дожди. Подъезд к болоту оказался тоже не подарок. Первопроходцам было проще. Следующие ехали у же по сплошь развороченной чаче глубиной по колено и больше. Очень постарались некоторые квадроциклисты.










По болоту же удалось поначалу даже проехать сидя на мотоцикле. Потом увяз. Пришлось слезать и толкать мотоцикл. Шёл рядом, ведя его на первой передаче. Всё равно несколько раз засел очень капитально. Пришлось ждать помощи. Тянули то за переднее колесо, то толкали, приподымая заднее. Так и выковыривали друг друга из болота. Стало очень жарко от беспощадного рубилова. То, что не промокло в болоте, промокло от пота изнутри. Пот тёк ручьями, потери влаги были огромны. Наконец добрались до берега. Утешительным призом была клюква, в обилии произрастающая на кочках. Ей и подкрепились.

















Отойдя немного от тверди прибрежной в болото, я стал прыгать на мхе, как на батуте. Вся поверхность вокруг меня пошла волнами. Если подумать, что под нами мох, торф и вода на глубину несколько метров, а может и десятков метров, становится жутко.
Некоторые владельцы слоников, увидя болото, развернулись. Им здесь делать нечего.
Дальше без проблем доехали по сухому лесу с обилием грибов до деревянного дома. Рядом с домом бревенчатый храм. Нас пригласили откушать чая с вареньем и мёдом. Побыли там не долго. Была вторая половина дня, а преодолевать болото в темноте – перспектива не радужная. Успел сточить большое яблоко и поехал обратно к болоту. Только отъезжать собрался, появилась вторая группа во главе с Мишуткой, Виктором и Джинном. Они там задержались на пару часов.




Обратная дорога через болото была гораздо сложнее. Мох был весь перевёрнут и прорезан колеями от мотоциклов и квадриков. Кое-где проступила вода. Мотоцикл то и дело вязнет и застревает. Мох и коренья болотных растений набиваются между колесом и крылом. Приходится иногда заниматься чисткой, иначе колесу сложнее провернуться. Мало по малу продвигаемся обратно. Стараемся выбирать маршрут в стороне от колей, прорезанных ранее. Всё время идём рядом с мотоциклами. На моём мотоцикле сцепление уже на исходе. Всё же я засел, и капитально.



Впрочем, застряли в той или иной степени все. Стали тащить друг друга по очереди. Долго вытаскивали последний мотоцикл, WR 250 МотоВовы. Он никак не хотел заводиться. Тащили его из болота вшестером. Четверо тянули спереди, двое толкали. Потом переключили кран на резерв, завели. Всё равно не едет. Хозяин устал очень, сказались алкоголь и курение. То передачу включит без сцепления, то газу мало. В итоге я встал за руль и очень бодро прокатил мотоцикл до спасительной тверди. Прошёл без проблем там, где сам только что увяз. Когда все из нашей группы собрались на берегу, немного перекусили, отдохнули и помчали в лагерь. Валили очень шустро. Я иной раз еле поспевал за народом. Когда поехали по длинным участкам хороших грейдеров, стало холодно. Все мы были промокшие и вспотевшие. На скорости от холодного ветра не мудрено и простыть. Теперь уж я баню не пропущу.
После этой поездки свободного хода на тросе сцепления совсем не осталось. Я выбрал всё, что можно.
В лагерь успел вернуться, когда было ещё светло. Снял с себя мокрую и грязную одежду и вконец погибшие ботинки. Точнее погиб только правый, у него частично отслоилась подошва. Сразу после приезда в лагерь на меня напал прилив активности. Видимо выделившийся адреналин ещё не весь расщепился. Пока сушил у костра шмотки и грелся сам, устроил танцы под музыку. Шевелил булками в стиле латино и всё такое. Пока двигал попой, булки прогрелись и просохли. Мукалтин, глядя на мои выходки, предположил, что я объелся галлюциногенной клюквы и грибов на болоте. Но как бы там ни было, настроение у меня было отличное.
Облачившись в сухое, направился с товарищами в баню. Поскольку мы не хуже греческих патрициев, ходивших в баню не только помыться, а скорее больше для того, что бы пообщаться с умными людьми, то и мы как следует протопили неведомый древнегреческим философам ГАЗ-66 и сели в тепле обсудить день минувший. Снаружи стало совсем темно. Шумел народ в лагере, играла музыка. Озеро тихо стояло в своих берегах, отражая водной гладью свет далёких звёзд. Где-то в лесу тихо росли грибы, а шершни продолжали грызть свою берёзу на берегу возле бани.
После бани пошёл утолять жажду чаем и ужинать. Вторая группа вернулась в лагерь уже в полной темноте. Вечером у костра собрался народ. Награждали выдающихся и заслуженных мемберов. Даше “Ночь” из Самары вручили приз, как единственной женской особи, проехавшей маршрут на мотоцикле. Конечно, приходилось выковыривать её из болот и грязи, но, тем не менее, это не умоляет её заслуг. Многие другие дамы делают вид, что они эндуристки-туристки, но их в том болоте рядом с нами не было. Другой девушке тоже досталось за то, что она прошла весь маршрут на маленьком квадрике. Не обошли вниманием и организаторов. Меня тоже не обошли вниманием и подарили перчатки, хотя я ни чем не отличился. Но, всё же, приятно.


Уже ближе к полуночи как смог просушил изнутри куртку и промокшую насквозь от пота штормовку. Не совсем удачно, но хоть так. Поскольку завтра предстоит утомительная дорога домой, около двух ночи отправился спать.



Встал не слишком рано. Всё ещё нахожусь в размышлениях над предложением Мукалтина ехать домой в два дня. Пока раздумывал, слегка перекусил. Потом пожалел, что “слегка”, в дороге очень хотелось жрать.
Досушил куртку. Ботинки сушить бесполезно. Собрал палатку и привязал свой скарб к мотоциклу. Глядя на залепленное грязью колесо, решил не переобувать заднюю резину. Зря только вёз старый баллон с Онеги.
Поехали с Мукалтином и сотоварищами по “короткой дороге”. Объехали все грязи и по грейдерам и лесовозным дорогам. Уже по асфальту доехали до заправки. Там я и выбросил старую покрышку. Заправился, подтянул и смазал цепь. Поскольку у одного из компании спустило колесо, и они принялись устранять поломку, я оставил их и, простившись, помчал в сторону дома, решив таки ехать одним днём. В Фиофиловой Пустыни свернул на Старую Руссу, потом на Демянск, там поехал на Валдай, и до Москвы по ленинградке.
Надо сказать, что на заправке, где я оставил честную компанию, был дерьмовый бензин. Мотоцикл ехал вроде нормально, но при остановках и переходе на холостые обороты пытался заглохнуть. Пришлось увеличить холостые до нормального уровня. Потом, когда я заправился другим бензином, холостые обороты резко возросли. Пришлось их уменьшать.
Проезжая мимо уже знакомой речки, где я менял подшипники в заднем колесе, меня посетила мысль остаться там на ночлег. Народ, скорее всего, подтянется туда же. Но я проехал мимо. Потом стало темнеть, и стало ясно, что сегодня я точно доеду до дома и место для лагеря искать не надо. К полуночи я приехал к воротам гаража.

За поездку накатал около 2900 км. Звёзды снова пришли в негодность. Сцепление, похоже, последовало примеру звёзд. Задние тормозные колодки стёрлись до металла. Для ботинок эта поездка также последняя. А вот себе за эту поездку могу поставить жирный плюс. И ягод наелся, и на грибы охотился, и накатался, и опыта набрался. Некоторые “ники” на форумах приобрели живые лица. Не всех помню, слишком много людей, но общение с ними мне доставило много удовольствия.